18 августа 2018, суббота, 13:55
18.08.2018

Рождение похмельного супергероя. Легендарному «Крепкому орешку» — 30 лет

15 июля 1988 года в мировой прокат вышел фильм, разломавший весь мир боевиков, породивший совершенно новый типаж супергероя, сделавший комедийного актера Уиллиса «спасителем всего и вся», но при этом во всех странах известный под разными названиями.

Это сегодня «Орешек» считается классикой мирового кинематографа, а копия картины находится в Библиотеке Конгресса США. Но на этапе создания и выхода фильма в прокат продюсеры всерьез опасались, что боевик не получится и не сможет даже окупить себя.

Кино, в котором никто не хотел сниматься

В отличие от большинства боевиков, «Крепкий орешек» является экранизацией. Фильм был снят по роману Родерика Торпа «Ничто не вечно», причем снят очень близко к тексту. Сначала возникла загвоздка с исполнителем главной роли. В экранизации предыдущего произведения этого писателя главную роль исполнял Фрэнк Синатра. Причем контракт был составлен таким образом, что в следующем фильму по книге этого автора играть также должен был он. Синатре на тот момент было 73 года. Представляя, как дедушка Фрэнк будет играть отчаянного копа, ползающего по системе вентиляции, продюсеры хватались за голову. С облегчением они выдохнули только после того, как Синатра оказался от предложения.

Но и тут пошли проблемы. Сценарий переписали под Арнольда Шверценеггера (предполагалось, что это будет продолжение подвигов его героя из «Коммандо»). Он как раз был на пике славы, да и в вентиляции с автоматом смотрелся бы выигрышно. Но теперь уже отказался сам Железный Арни. Причем по странной, казалось бы, причине — сам Арни является уроженцем Австрии, а террористы в фильме имеют немецкое происхождение и говорят с акцентом. Роль Джона Макклейна предложили «следующему качку по списку» — Сильвестру Сталлоне. И тоже получили отказ. Дальше поиски актера на главную роль превратились в настоящий фарс. Продюсеры «закинули удочки» практически всем известным артистам, которые на тот момент ассоциировались с жанром боевика. Отказались все. Тогда создатели стали перебирать всех подряд известных актеров. Предложения поступили, например, Ричарду Гиру и Аль Пачино. Перебрав всех более-менее достойных кандидатов и ото всех услышав «спасибо, нет!», продюсеры запаниковали.

После долгих раздумий роль Макклейна решили предложить Брюсу Уиллису, который в тот момент имел репутацию исключительно комедийного актера. Чтобы хоть он не сорвался с крючка, ему сразу же выписали чек на сумму в 5 млн. долларов, что по тем временам было весьма внушительной суммой. Уиллис согласился, но без особого энтузиазма. Проблема заключалась в том, что в это время он продолжал сниматься в сделавшем его звездой сериале «Детективное агентство «Лунный свет» и не всегда мог присутствовать на площадке «Крепкого орешка». Из-за этого обстоятельства сценаристам пришлось увеличить роли второстепенных персонажей. Внезапно оказалось, что это идет на пользу картине — злодеи, заложники и другие действующие лица не стали «эпизодическими картонными фигурами на пути героя», а получили «объемные» личности, характер и даже собственную мотивацию. А вместо простенького боевичка вышла картина с элементами психологической драмы, вызывающая у зрителей сочувствие и сопереживание.

Главный герой в исполнении Уиллиса получился также не совсем классическим героем «иди, стреляй, хмурь брови». Он не похож на культуриста, да и лощеным красавцем вроде Джеймса Бонда не был. Зато зрители смогли поверить, что перед ними — забитый жизнью и не слишком успешный полицейский Джон Макклейн, переживающий кризис среднего возраста. А в реальность такого героя поверить гораздо проще, чем в неуязвимую гору мышц с самонаводящимися пулями.

Правда, совсем уж к реализму продюсеры и сценаристы тоже не пришли. «Книжный Макклейн» так и вовсе страдал от алкоголизма, но это для 1988 года было уже чересчур. Итак выходило слишком новаторски — до риска.

Летний боевик, ставший рождественским фильмом

Из-за того, что в главный герой много перемещается в замкнутых пространствах, операторам пришлось снимать с очень необычных ракурсов, свойственных арт-хаусному кино. Кроме того, сам сюжет был выстроен по несвойственной для боевиков схеме. Каждая деталь в фильме, каждый предмет, появляющийся на экране, «цеплялся» друг за друга, и в итоге действие складывалось в один большой хитрый пазл. Так, например, в начале фильма попутчик героя Брюса Уиллиса советует ему почаще снимать обувь, чтобы расслабляться. А в середине картины Макклейн вынужден бежать босиком по битому стеклу.

Фильм был снят за четыре месяца, хотя на подготовку ушло намного больше времени. Продюсеры сначала настолько сомневались в успешном выборе Уиллиса на роль в боевике, что даже не рассчитывали на него в изначальной рекламной компании. На первых постерах нет даже его фотографий. Политику продвижения «Орешка» изменили после тестовых просмотров. Зрители хором заявляли, что фильм им очень понравился, а главный герой — потрясающий. Только тогда возникла надежда, что лента, хотя бы, сможет окупить затраты на свое производство. В итоге при бюджете в 28 миллионов долларов, «Крепкий орешек» заработал в прокате 140 миллионов. Для 1988 года — гигантские цифры.

Отдельного внимания заслуживают приключения названия фильма. Оригинальное английское Die Hard является сленговым выражением, означающим что-то вроде «человек, которого трудно убить» или даже «человек, который идет до конца и упорствует даже когда все вокруг против него». Понятно, что такое словечко прямо перевести на иностранный язык довольно сложно. Поэтому в России попытались «притянуть» собственное расхожее выражение подобного «трудноубиваемого» персонажа. Так появилось название «Крепкий орешек». В ряде стран попытались использовать прямой, «в лоб» перевод слов Die — «умереть» и «Hard» — тяжело, трудно. Появились названия вроде «Умереть тяжело» или даже «Умереть медленно». Другие же сосредоточились на небоскребе, в котором происходит действие. Скажем, в итальянском варианте картина называется «Хрустальная ловушка». В общем, фильм известен во всем мире, но везде под разными, подчас совершенно непохожими названиями.

Новаторство «Крепкого орешка» для всего жанра заключалось не только в выборе реалистичного персонажа, не сверхчеловека, а «лысеватого мужика с проблемами на всех фронтах». Фактически миру был явлен новый образец «героя-одиночки», который не только рассчитывает исключительно сам на себя, но еще и совершает подвиги в сильно замкнутом пространстве. Фильмы, снятые по сценарной схеме «Орешка», можно перечислять долго: «Скалолаз», «Телефонная будка», «Скорость», «В осаде»... Не говоря уж о том, что, создавая затем атмосферу «по рецептам «Орешка», продюсеры держали в голове Уиллиса, приглашая если и не его самого, то кого-то «того же типажа».

Еще одна странность «Орешка» орешка в том, что он, вышедший в прокат ровно посредине лета, является так называемым «рождественским» фильмом. То есть его действие происходит в Рождество, но при этом не содержит в кадре ни волшебства, ни снежных пейзажей с елочками. Пятнадцать минут работы над сценарием — и действие могло быть перенесено в любой день. Зато благодаря времени действия лента попала в негласный «рождественский» список картин, которые зритель любит смотреть (а каналы любят показывать) в предпраздничное и послепраздничное время, когда у экрана собирается вся семья. Чтобы посмотреть как ворчливый и любящий выпить босой мужчина в грязной майке спасает свою жену, а заодно и целую кучу заложников

Автор: Сергей Юрьев

Источник: Аргументы и факты

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий