24 сентября 2017, воскресенье, 10:11
24.09.2017

Масштабные учения или масштабная атака «телефонных террористов»? 4 главных вопроса к эвакуациям людей

Масштабные учения или масштабная атака «телефонных террористов»? 4 главных вопроса к эвакуациям людей

С 10 сентября во многих городах России массово эвакуируют людей из школ, торговых центров, вузов, местных администраций и других учреждений. Речь идет о десятках городов и десятках тысяч потревоженных граждан. Эвакуации проходят якобы из-за поступивших звонков о заложенных бомбах — но что происходит, до сих пор непонятно: то ли это масштабные учения, то ли столь же масштабная атака «телефонных террористов». Минобороны, МВД, МЧС и ФСБ внятно не комментируют эти события. «Медуза» проанализировала все, что известно о ситуации, и сформулировала четыре главных вопроса по поводу эвакуаций в России.

1. Так что это было — учения или атака «телефонных террористов»?

До конца так и непонятно, хотя с начала массовых эвакуаций прошли уже по меньшей мере двое суток.

В местных изданиях опубликованы несколько материалов, в которых эвакуации были названы учениями. В частности, версию об учениях неофициально подтвердили сотрудники МВД в Челябинске. В Брянске источники в правоохранительных органах объяснилипроисходящее примерно так же («Чтобы не было паники перед выборами [10 сентября], учения запланировали на следующий день»). В Сургуте об антитеррористических учениях объявила пресс-служба регионального управления ФСБ. При этом в главном управлении информационной политики Омской области утверждают, что учения планировались, но были перенесены как раз из-за массовых звонков о заложенных бомбах. Несколько читателей «Медузы» из разных субъектов РФ независимо друг от друга заявили, что учения могут быть связаны с подготовкой к проведению в России Чемпионата мира по футболу в 2018 году.

Единственный комментарий, касающийся происходящего в масштабах страны, дал помощник генерального инспектора министерства обороны РФ Олег Островский в материале пермской версии газеты «Аргументы и факты». В интервью изданию он заявил: «В России впервые со времен СССР проходят масштабные антитеррористические учения, в которых участвуют все ведомства, отвечающие за безопасность государства. Кроме Омска, Новосибирска, Перми и Челябинска в ближайшее время учения пройдут и в других крупных городах государства». Через некоторое время «АиФ» поправил заметку, и Островский стал в ней «источником»; потом статью удалили. Сотрудник «Аргументов и фактов» на условиях анонимности рассказал «Медузе», что решение об удалении текста принимала не пермская редакция, а «кто-то выше». Сам Олег Островский, по сведениям сотрудника «АиФ», после выхода статьи попросил убрать из публикации свое имя, поскольку ему начали предъявлять претензии в пресс-службе Минобороны. После того, как имя собеседника в материале было скрыто, из министерства обороны России в пермский «АиФ» стали поступать звонки с требованием раскрыть личность источника.

Островский — помощник 78-летнего генерала армии Михаила Моисеева, который после выхода в отставку был назначен членом группы генеральных инспекторов Минобороны (консультативный орган, возрожденный в 2008 году прежним министром обороны Анатолием Сердюковым). Членами группы генеральных инспекторов стали многие заслуженные военные на пенсии, в том числе генерал армии Филипп Бобков, маршал Дмитрий Язов, генерал армии Владимир Лобов. Последняя новость о деятельности управления генеральных инспекторов датируется 2015 годом, когда в управлении генеральных инспекторов была открыта библиотека мемуаров видных советских и российских военных. 

До недавнего времени Островский возглавлял детско-юношеский клуб «Юность» в Кунцево и молодежно-спортивный клуб «Атлант» в Щукино. Ранее Островский упоминался в прессе как инициатор проведения патриотических мероприятий в регионах. В частности, он обращался к главам муниципалитетов Пермского края с просьбой о поддержке открытия кадетского училища в регионе. В своих письмах Островский указывал номер телефона, принадлежащий коммерческому оператору связи, и электронный адрес kremlmaskva@mail.ru. «Медузе» не удалось связаться с Островским.

О полномасштабной атаке «телефонных террористов» (причем якобы это были массовые звонки роботов с помощью IP-телефонии) в России говорят только анонимные источники. В Челябинской области, например, источники утверждают, что речь идет о «спланированной акции из-за рубежа». В пресс-службе карельского парламента (в Петрозаводске поступило сообщение о минировании законодательного собрания, аэропорта и вокзала) заявили, что голос звонившего не был похож на смоделированный роботом, передает «Интерфакс».

В отдельных регионах, в частности в Ставрополье и Брянской области, заведены уголовные дела по факту телефонного хулиганства.

Кстати, легко ли «телефонным террористам» организовать такую масштабную атаку? Судя по всему, да. Вот что об этом говорит технический директор компании, которая предоставляет услуги IP-телефонии.

2. Допустим, это учения. Привлекать к участию в них десятки тысяч гражданских без предупреждения и останавливать работу компаний — это вообще законно?

Мы не нашли документов, где бы четко говорилось: надо ли по закону предупреждать людей, что эвакуация — учебная, или нет. Если судить по примеру учебных противопожарных эвакуаций в школе, людей могут и не предупреждать, что сигнал тревоги — учебный. Об этом «Медузе» сообщила начальница пресс-службы главного управления МЧС по Москве Оксана Золотова.

Судя по описаниям антитеррористических учений в отдельных школахи вузах, перед учебной эвакуацией людей, как правило, предупреждают, что опасность — условная. Когда в декабре 2016 года власти Ленинградской области организовали в медицинском колледже антитеррористические учения («террористы» ворвались в актовый зал с оружием, среди них была женщина с муляжом пояса смертницы), это вызвало возмущение учащихся и привело к прокурорской проверке. При этом в исследованиях компании «Интек», которая занимается вопросами противопожарной безопасности, употребляется термин «неанонсированная учебная эвакуация» (см. отчет об эвакуации детско-юношеского центра творчества и работу об эвакуации из учебных центров) — следовательно, такая практика существует.

Руководитель правозащитной группы «Агора» Павел Чиков в разговоре с «Медузой» предположил, что в случае масштабных неанонсированных учений ни одна коммерческая организация не станет обращаться в суд, даже если выяснится, что их права нарушены. «Юридический кейс может возникнуть только при жалобе кого-то, кто реально пострадал. Если посетителей просто попросили удалиться, этого будет недостаточно. А коммерческие организации, скорее всего, на это не пойдут», — объяснил юрист.

3. Допустим, это атака «телефонных террористов». Почему молчат власти?

Ответа на этот вопрос нет, и само по себе молчание выглядит подозрительно. Два дня по всей России продолжаются эвакуации, люди не знают, что происходит и к чему следует готовиться, нарушена работа государственных и образовательных учреждений, а также коммерческих компаний — однако федеральные чиновники ничего не комментируют. Обычно случаи «телефонного терроризма» тут же вызывают реакцию силовиков — они возбуждают дела и отчитывается о поимке подозреваемых. Сейчас же, на фоне массовых эвакуаций из-за сообщений о заложенных бомбах, секретарь Совбеза Николай Патрушев заявляет, что России «практически удалось» победить терроризм внутри страны.

Похожим образом правоохранительные органы реагировали и на другие резонансные дела последних месяцев. 19 августа в Сургуте молодой человек напал на прохожих с топором — в Следственном комитете сказали, что версия теракта маловероятна, но затем знакомых молодого человека начали задерживать именно за пособничество терроризму; о ходе дела почти ничего неизвестно. Похожая история — с водителем, который на УАЗе въехал в кинотеатр в Екатеринбурге и поджег его; предположительно, в знак протеста против показа «Матильды». Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман считает случившееся терактом — но полиция и СК предпочитают формулировку «умышленное повреждение имущества».

4. Что грозит за масштабный «телефонный терроризм»?

До пяти лет лишения свободы — в случае, если суд признает, что те, кто сообщали о якобы заложенной бомбе, причинили ущерб более миллиона рублей. Учитывая, что людей эвакуировали, в том числе, из торговых центров и кинотеатров, это вполне представимый сценарий

Источник: Медуза

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий