24 июля 2017, понедельник, 11:40
24.07.2017

Кошмар должников: под угрозой лишиться единственного жилья оказалась масса россиян

Кошмар должников: под угрозой лишиться единственного жилья оказалась масса россиян

Минюст подготовил проект поправок к Гражданскому кодексу, который предполагает отмену запрета отбирать у должников единственное жилье в рамках исполнительного производства. Тем самым власти покусились на, казалось бы, незыблемую ценность каждого нормального человека — крышу над головой. Ведь каждому из нас чуть ли не с детства вбита в голову мысль: право на жилье в России гарантируется Конституцией, выше которой закона нет. 
 
А значит, человека, каким бы набором недостатков он ни обладал и какой бы шлейф прегрешений за ним ни тянулся, никто не может взять и вытряхнуть из единственного жилья на улицу.

Теперь об этом постулате, похоже, пора забыть. Ты должник, не в состоянии платить по долгам — значит, твоя квартира уйдет в уплату долга, а самому тебе уготована участь бомжа. Да, пока это еще только инициатива Минюста, но, судя по одобрительной оценке чиновничьей рати, очень скоро она станет полноценным законом. Во всяком случае, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков идею эту отвергать не стал, призвав лишь к ее детальной проработке. А глава профильного комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская и директор Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков ее горячо поддержали.

Авторы драконовских поправок уверяют общественность, что никакого посягательства на Конституцию не готовится. Ведь отбирать можно будет только по решению суда и только ту квартиру, площадь которой превышает двукратный размер законодательной нормы по метражу на человека (для Москвы, скажем, это 36 кв. метров).

При этом жилье должника будет продаваться, сумма долга возвращаться кредитору, а остальное поступит самому должнику. На эти средства он, по идее, и купит новое жилище, соответствующее госнормам по площади. Стало быть, утверждают чиновники Минюста, никакого нарушения Конституции нет — человек в конце концов обретет потерянную крышу над головой, только более скромную.

Но это на бумаге! А когда начинаешь представлять, как нововведение будет осуществляться на практике, волосы становятся дыбом. Для начала надо отдавать себе отчет в том, что правило выселения коснется отнюдь не каких-то единичных злодеев-неплательщиков. Сегодня, по данным финансового омбудсмена Павла Медведева, в России около 38 млн должников банков, из них 7,5 млн не в состоянии обслуживать свои кредиты. А есть еще незадачливые клиенты страховых компаний, счет которым также идет на миллионы, неудачники — частные предприниматели, которые попали на «бабки». Так что, по самым скромным подсчетам, кандидатами на выселение из единственной квартиры станут десятки тысяч человек.

Конечно, кто-то скажет, что сами виноваты: по долгам-то надо платить. Но даже самый предвзятый банковский специалист подтвердит: мошенников, которые брали кредиты, заранее не собираясь их возвращать, — доли процента от общего числа заемщиков. Все остальные — нормальные законопослушные граждане, оказавшиеся в тяжелых финансовых обстоятельствах, причем не обязательно по своей вине. Ну, кто мог предвидеть, что в 2008 году грохнутся американские ипотечные бумаги, а в 2014-м — упадет баррель. В результате — кризис, девальвация рубля, потеря рабочих мест, зарплат и доходов, и вот уже миллионы еще вчера вполне успешных людей висят на счетчике, как злостные должники. А теперь еще у них и последнее жилье отбирают!

Идея о том, что твою «избыточную» квартиру продадут и тебе вернут деньги на жилье по нормам, рождает массу «мелких» вопросов. Например, что делать с теми, кто должником не является, но проживает с ним вместе в единственном жилье — скажем, с детьми? Или кто будет определять справедливость цены, полученной за отобранную квартиру? А если вырученных в результате продажи денег не хватит на новое жилье, даже по нормам, — тогда как? А как и где существовать должнику и его семье, пока идет процесс продажи его «избыточного жилья» и покупки «нормативного»? И сколько этот продажный период может продолжаться — дни, месяцы, годы?

Все эти «мелочи» Минюст предпочитает не обсуждать, исходя из чего возникает опасение, что из всех элементов нового процесса законодательно будет обеспечен только один — отъем жилья в пользу кредитора.

А ведь если вынести за скобки ту незначительную долю мошенников, которые сознательно шли на обман кредитора, то к остальным государство, по идее, должно было бы применить иной, гораздо более гуманный и в то же время прагматичный подход: дать людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, шанс на то, чтобы отработать свой долг, чтобы вернуть то, что они задолжали. Пусть не в обозначенные сроки, а позже, и не под бешеный процент, а поменьше — но все-таки вернуть. Шаги для этого известны: реструктуризация долгов, финансовое консультирование заемщиков, помощь в поиске вариантов выхода из денежного тупика. Но уж никак не отъем единственного жилья, грозящий превратить человека в бесправного бомжа. От которого уж точно не будет никакого проку ни банку, которому он задолжал, ни государству, которое его не защитило.

Автор: Дмитрий Докучаев

Источник: Московский Комсомолец

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий